Под колесами войны. Краткая история боевой фармакологии

Эффективность боевых действий зависит не только от стратегии, тактики и технического снаряжения, но и личных качеств солдат — смелости, решимости, стрессоустойчивости, способности выполнять приказ.

Какими бы храбрыми солдаты ни казались в тылу, в бою только около двух процентов бойцов способны проявлять выдержку и принимать здравые решения. При этом они все равно подвержены сильнейшему стрессу, который может проявляться позже. На протяжении столетий человечество предпринимало попытки «усовершенствовать» солдат. Вспоминаем историю препаратов, которые позволяли бойцам уменьшить страх, повысить выносливость и ясность ума.

В IX веке появилось первое упоминание мифологических воинов, не знавших страха, боли и усталости, — берсерков. Считалось, что на поле боя они не различали врагов и своих, рубя всех подряд, и были настолько яростными воинами, что в ожидании битвы грызли собственные щиты. Долгое время предполагалось, что своей неистовостью и неустрашимостью эти воины были обязаны отвару из мухоморов, который они принимали перед боем.

В 2019 году словенский этноботаник Карстен Фатур из Люблянского университета опубликовал результаты исследования, в котором он пришел к выводу, что дело не в мухоморах — а в белене черной (Hyoscyamus niger). В ней содержатся гиосциамин, атропин и скополамин — алкалоиды, обладающие антихолинергическими свойствами, способными вызывать спутанность сознания, галлюцинации, снижение болевой чувствительности и приступы ярости.

В других странах воины для повышения болевого порога и смелости тоже применяли различные отвары из трав. Например, греческие воины использовали отвар из полыни и фенхеля, китайские — женьшеня, а скандинавские — различные галлюциногенные грибы. Фактически, уже это можно считать началом боевой фармакологии.

Впрочем, применение белены, мухоморов, полыни и других растений для вызова искусственной вспышки ярости и повышения болевого порога следует считать все-таки не очень распространенной практикой. Воины древности шли в бой без стимуляторов, в первую очередь поддерживая свой боевой настрой «чувством плеча» соседей по боевому порядку. Масштабное и целенаправленное использование фармакологических препаратов для улучшения качеств солдат началось только в XIX веке, во время Гражданской войны в США.

Солдатская болезнь

К этому времени уже довольно активно выпускался морфий, вытяжка из некоторых сортов мака, позволяющая существенно уменьшить боль от ранений и погасить чувство страха. Кроме того, в 1853 году французский хирург Шарль-Габриэль Правас изобрел иглы для инъекций, которые стали широко использоваться в медицине. Конфедераты и республиканцы, противоборствующие стороны в Гражданской войне в США, широко использовали морфий — как в качестве обезболивающего, так и «лекарства от страха».

Еще более широко морфий применяли в Первой мировой войне. Солдаты практически всех сторон конфликта кололи его для борьбы со стрессом, болью и страхом. Производство этого вещества во время войны увеличилось в 26 раз. Морфий также широко использовался для анестезии при лечении раненых солдат: ампутации поврежденных конечностей, проведении операций на искореженных ранениями лицах. В целом, и медики, и военное руководство оценивали использование морфия положительно, и ни о какой «наркомании» в рядах вооруженных сил никто не заикался.

Но уже ближе к окончанию Первой мировой гражданские медики заметили, что некоторые фронтовики, вернувшись домой, продолжали принимать морфий и искать новые дозы этого вещества. Врачи назвали эту привычку «солдатской болезнью» и всерьез не воспринимали, полагая, что люди, прошедшие ужасы войны, таким способом борются с нервным напряжением. После Первой мировой большинство морфинистов было военными. Однако через них «заболевание» распространилось и на гражданских.

Citius, Altius, Fortius

Считается, что новый рывок боевая фармакология сделала во Вторую мировую войну благодаря немецким врачам. Ресурсы Германии были ограничены, поэтому военное руководство делало ставку и на нетрадиционные методы повышения эффективности бойцов. Немецкие медики изучили и начали внедрять психостимулятор первитин, метамфетамин. Он снижал чувство усталости, притуплял боль и страх, несколько повышал ясность ума. Таблетки первитина лежали в аптечке большинства немецких солдат.

Бойцы «под первитином» были способны совершить марш-броски на значительное расстояние, а затем еще и вступать в бой — что делало этот препарат весьма ценным в глазах военного руководства. В Германии до окончания Второй мировой войны было произведено в общей сложности около 200 миллионов таблеток первитина. Военным применением дело не ограничилось: первитин могли свободно приобрести и гражданские — считалось, что благодаря ему работники заводов могли эффективнее трудиться.

Под колесами войны. Краткая история боевой фармакологии

Через некоторое время выяснилось, у первитина есть и множество побочных эффектов, в том числе нервное истощение, обезвоживание, чрезмерная двигательная активность и привыкание. Впрочем, в военное время они мало кого волновали. Даже учитывая, что в некоторых случаях использование амфетаминов давало обратный ожидаемому результат. Например, использование этих психостимуляторов, помимо прочего, приводит к повышению температуры тела — посидев в жарком салоне боевых машин, бойцы под первитином просто перегревались и не могли продолжать бой.

Ближе к концу Второй мировой войны Кильский университет разработал новую версию психостимулятора для солдат, в который, помимо самого первитина, также входили кокаин и эвкодал (принадлежит к группе морфиновых болеутоляющих).

В СССР во время Второй мировой войны амфетаминовые препараты также использовались, но не так широко. Причина была не в том, что военное руководство не хотело повысить эффективность боевых подразделений, а в том, что фармакологическая промышленность страны развернуть широкое их производство не могла: значительная часть медицинских складов располагалась в приграничных зонах, первыми попавших под удар. Также была плохо налажена система транспортировки медицинских изделий.

Наконец, в 1941-1942 годах большая часть фармпроизводств эвакуировалась в глубокий тыл. После этого о быстром налаживании масштабного производства препаратов речи и быть не могло. По этой причине на фронте советским бойцам не хватало не только амфетаминов, но и самых обычных медицинских средств: обезболивающих, бинтов, медицинских инструментов. В первой половине войны Главное военно-санитарное управление РККА практически не получало эфир для наркоза, стрептоцид, глюкозу, морфин, новокаин, риванола, йод, гексенал, аспирин и многие другие важные препараты.

Относительное массовое производство препарата на основе амфетамина в СССР удалось наладить уже после 1946 года. Считается, что этого удалось добиться благодаря взятым в плен немецким ученым, которых союзники «поделили» между собой после войны. Советский препарат получил название фенамин, по составу он был близок первитину и имел те же побочные эффекты. Широкого применения в войсках фенамин не получил и поставлялся преимущественно в боевые подразделения ВДВ, участвовавшие в боевых действиях, и спецподразделения.

От широкого применения фенамина советское военное руководство отказалось именно из-за побочных эффектов. Препарат действовал около 8 часов, причем его действие прекращалось внезапно, а подавленные с его помощью потребность в еде, воде и сне проявлялись очень ярко. Кроме того, после приема фенамина требовалось много времени на восстановление. Наконец, были отмечены снижение иммунитета, ухудшение зрения, нарушение работы почек и печени и быстрый рост толерантности к препарату.

США, тоже вывезшие к себе часть немецких ученых, с 1950-х годов стали активно использовать в войсках таблетки на основе амфетамина — декстроамфетамин и первитин. Первыми их начали получать летчики фронтовой авиации. Исследования показали, что боевая фармакология позволяла повысить когнитивные способности летчиков на пять процентов. Таблетки на основе амфетамина раздавались американским военным во время войны в Корее 1950-1953 годов и во Вьетнаме 1955-1975 годов.

Военный допинг

В 1960-1970-х годах велась разработка новых препаратов, которые должны были снижать у солдат чувство страха, повышать их силу и живучесть. Эти разработки уже не базировались на амфетамине, а были допинговыми препаратами — анксиолитиками и актопротекторами. Первые призваны уменьшать чувство страха и тревожности, снижать обсессивные проявления, а вторые — препятствуют развитию утомления и повышают работоспособность. Позднее такие препараты были популярны среди спортсменов.

Так были разработаны бромантан, сидноглутон (мезокарб) и пирабем. Эти фармакологические препараты позволяют уменьшить чувство страха, повысить выносливость и физическую силу. Естественно, на время действия препарата. Кроме того, на некоторое время повышается устойчивость к негативному воздействию окружающей среды, например, холода. При этом, в отличие от амфетамина, эти препараты имеют относительно небольшой и «легкий» список побочных эффектов.

Так, при употреблении сидноглутона возможно возникновение беспокойства и повышенной раздражительности. В некоторых случаях, могут появляться галлюцинации и бред, особенно у людей, которые прежде уже имели какую-либо психиатрическую симптоматику. Кроме того, при использовании сидноглутона может отмечаться резкое снижение аппетита и повышение артериального давления. Сегодня эти препараты относятся к группе запрещенных психостимуляторов, но в боевых подразделениях специального назначения иногда используются.

В 1990-2000-х годах США и Великобритания проводили исследование провигила. Это препарат на основе модафинила, разработанного в первую очередь для лечения сонливости при нарколепсии. Испытание проводили на солдатах во время войны в Ираке и Афганистане. Его давали в первую очередь для уменьшения потребности бойцов в сне, уменьшения сонливости из-за переутомления и повышения концентрации внимания. По итогам испытаний для использования в условиях боевых действий провигил одобрили и американцы, и британцы.

К побочным действиям модафинила относятся повышенная нервозность, возбуждение, разрдражительность, головокружение и головная боль, причем некоторые из этих эффектов могут сохраняться длительное время даже после прекращения действия препарата. Продолжительность действия провигила составляет от 12 до 17 часов.

Сегодня исследования в области боевой фармакологии ведутся не очень активно и проводятся в области неамфетаминовых препаратов. Открытых сведений о таких разработках практически нет, а известные препараты в войска широко не поставляются. Их получают только подразделения специального назначения и иногда подразделения, участвующие в активных боевых действиях.

Автор: Василий Сычёв

Ссылка на источник